How long could you scream?

Scream is when there is no words, it is a weakness to act. Also scream is a despair. How long could it go? What are limits of our freedom? At least to scream?

Kyiv, Mariynsky park. Bright afternoon spring sun. Olds are sitting on benches, children are driving on bicycles and roller skates. Everyone is happy, smiles are even on faces of policemen near the Parlament. Why should I notice contractions of president's helicopter platform, tents of orthodox Christian protesters curated by communist deputes, remind that prices go up everyday, that parliament members pursue own ends selling our country by parts. And those who could ask questions betrayed or as Aleksandr Volodarskiy is in places not far away. And who would search answers now here, if birds sing so nice. 

Nevertheless an ambulance arrived. Women in white smocks carefully made me sit and asked what happened. They responded positively but noticed that there in Mariynsky park are graves of participants of events in 1905 and WWII. 

Затем в скорую залез дежурный милиционер с Печерского РОВД . Спросил не для Книги рекордов Гиннесса я кричал. Спросил как в Донецке. Услышав, что там люди уже ненавидят власть, спросил: "Так почему же ничего не делают?". Дал мне подписать им записанное объяснение проишествия с припиской типа "претензий на действия милиции нет". Посоветовался с коллегами из Верховной Рады привлекать к ответственности, сказал "Купи клей, заклей ботинки" и ушел.

А Радовские милиционеры попросили и им написать объяснение и в следующий раз подавать заявку на проведение акции. Иначе "ответишь по всей строгости закона". Потом человек из "православной" палатки, который вторую половину перформанса был рядом и поддерживал, пригласил к себе на чай. Там сердобольные женщины предложили пообедать, но мы ограничились чаем.

Вот что сразу изменилось после перформанса, так это отношение к этим людям. Показалось, что они искренне верят в добро, другое дело, что их используют совершенно противоположные "существа". При нас там сделали повязку на рану одной бездомной, и дали еды другим. Мы обсудили "махновскую" тактику сопротивления и на прощание человек сказал: "Хай гитлер! Ой, т.е. Христос воскрес!"

Apr 2011
Киев