Реакции на перформансы Марины Абрамович

"Где тут у вас комната с голыми людьми, над которыми перформансы делать?" - спрашивает один из посетителей выставки Марины Абрамович "В присутствии художника" в Центре современной культуры "Гараж". Я там участвовал и во время реперформансов слышал различные реакции. К сожалению, видел намного меньше, потому что в течении всего времени взгляд не отводишь от глаз партнерши-перформера. Так что публику видишь в расфокусе, только боковым зрением. Но ведь реперформеры не немые картины,  мы все помним, что на выставке происходило.  И я хочу с вами поделиться своими наблюдениями.

 

Impoderabilia

Перформанс Марины Абрамович и Улая на Фестиваль перформансов в Болонью в 1977г.  Они стали в дверях главного входа в музей, сузив его своими телами. Когда публика приходила в музей посмотреть перформансы, она оказывалась перед выбором: нужно было протискиваться через тесную дверь, развернувшись лицом к одному из обнаженных художников.

Большинство людей, особенно в начале выставки, проходили аккуратно, здоровались, некоторые еще и извинялись. Но была и категория барышень-блондинок с дольче-габанами, которые, не смотря на просьбы смотрителя, свои сумки с плеч не снимали и задевали разные части тела перформеров. Часть посетителей думала, что мы резиновые или из воска: "о господи, они живые", "ой, мамочка, я не пойду туда", "а они тепленькие", "чувствуешь какая между ними энергия". 

Мало кто задерживался между обнаженных тел и смотрел одному из нас в глаза. Но нас не пересмотришь, куда там - взгляд как каменный. Чаще проходили лицом к девушкам, но так четких предпочтений у посетителей не выявлено - и мужчины, и женщины проходили лицом то к парню, то к девушке.

Одна пара вовсе ушла. Купили билеты, зашли в зал, увидели голых людей и мужчина сказал:"Ты куда меня привела!". "Ой, ну мы можем с другой стороны обойти" - испугалась она. "Нет, уходим отсюда вообще" - скомандовал он.

Некоторые мамаши приходили с грудными детьми. А две женщины встали на четвереньки и проползли на уровне гениталий. Но первое место в нашем "хит-параде" занимает один иностранец. Он пришел, разулся, разделся до гола, аккуратно сложил свои вещи в стопочку и прошел между обнаженными перформерами. Погулял в таком виде в следующем зале и прошел обратно. Охрана подоспела, когда он уже одевался. На хорошем английском гость объяснил им, что делал такое же на выставке Марины Абрамович в Нью Йорке и его из музея никто не выгонял. А здесь выпроводили и уволили также смотрителя того зала. Последний в объяснительной записке написал: "Я не увидел в происходящем ничего выходящего за рамки выставки Абрамович". Другой товарищ устроил "контрперформанс" - порезал себе внешнюю часть руки и стоял пока охрана не принисла аптечку. А потом посетители спрашивали: "это кровь из мальчика или из девочки". На что смотрительница честно отвечала: "это из посетителя".

И охрана и организаторы ожидали массы маньяков и извращенцев, которые будут нас трогать за разные места. Но такое произошло только один раз. В последний день выставки один мужчина пришедший со своей дамой схватил за грудь девушку-перформерку. После чего последовала немедленная реакция, но не со стороны охраны, а от девушки - правый хук в челюсть посетителя. И для самой перформерки это было так неожиданно, что ударив она сказала "извините".

 

Nude with skeleton

В перформансе "Обнаженная со скелетом" Марина Абрамович обращается к традиционной практике тибетских монахов, когда они спят рядом с покойником на разных стадиях разложения. Считается, что через эту практику обретается понимание сущности смерти.

 Лежишь полностью расслабленный под лучами прожекторов. Скелет уже воспринимается без смысловой нагрузки, просто как тяжесть. Большинство посетителей бояться подходить близко, поэтому смотришь в потолок. И иногда глаза закрываются и не знаешь потом - ты заснул или просто моргнул. Некоторые гости вслух ищут смысл, некоторые детально рассматривают, мало кто решается посмотреть в глаза. А когда такое происходит, то ощущается исходящий от посетителей вызов или может быть страх. Был один случай и агрессии. К одному из перформеров наклонилась женщина и прошипела: “Чтобы ты сдохла и твой череп стал таким же”. 

 

Point of contact

Перформанс "Точка контакта" Марины и Улая, 1980.  Художники протягивают друг к другу свои указательные пальцы и ощущают особую ауру и силовое поле.

Самый сосредоточенный перформанс. Посетители ходят вокруг и можно сконцентрироваться на энергии из глаз и пальца партнера. Впрочем и зрители обычно наблюдают за этим перформансом дольше всего. Несколько посетителей выражали сочувствие. “Зачем они делают это? Ведь это так тяжело стоять и вовсе не шевелиться. Вон уже потом обливаются. Девушка, у меня есть платок. Возьмите” - искушал один парень. Но мы не реагируем ни на пот, ни на чесание, ни на слезы, и боль в мышцах тоже игнорируем.

 

 

 

  Luminosity

"Свечение", 1997. "Женщина, сидящая на велосипедном седле в центре стены, растворяется в направленном на нее мощном потоке света.  Она, выставленная здесь на всеобщее обозрение, страшно уязвима. Это перформанс об одиночестве,  боли, о духовной стойкости, о силе света и о трансцендентной сущности  человеческого существа, тело которого – лишь инструмент"

Самый тяжелый с физической точки зрения перформанс. И по физиологическим причинам его делали только девушки. Хотя в этом можно увидеть и эстетический смысл - “свечение” посетители считали самым красивым и завораживающим зрелищем. Здесь участницы могли смотреть в глаза зрителей. И от этого некоторые из гостей плакали. Даже охрану девушки на велосипедном седле не оставили равнодушным. В начале выставки один охранник, возможно, вошел в транс и когда не было посетителей становился напротив перформанса, тоже расставлял руки и ноги, и замирал.

Дек 2011
Москва