Сколько можно кричать?

Крик - это когда нет больше слов, это слабость делать поступки. Также крик - это отчаяние. Как долго это может продолжаться? Чем ограничена наша свобода? Хотя бы кричать?

Мариинский парк. Полуденное яркое весенне солнце. Взрослые сидят по лавочкам, дети катаются на велосипедах и роликах. Всем хорошо, улыбки даже на лицах милиционеров возле Верховной Рады. Зачем замечать перед собой строящуюся личную вертолетную площадку, палатки православных под защитой депутатов от коммунистической партии, вспоминать, что цены в магазинах растут каждый день, что народные избранники в большинстве своем заботятся о личных интересах продавая страну по частям. А те, кто может задавать вопросы или продались, или как Александр Володарский сидят в местах "не столь отдаленных". И кто захочет искать ответы если можно сейчас, здесь слушать прекрасное пение птичек?

А скорая таки приехала, почти сразу как перформанс закончился. Женщины в белых халатах заботливо усадили на кушетку и начали интересоваться, что произошло. Позитивно оценили идею, но с замечанием, что в Мариинском парке похоронены люди с событий 1905 года и Второй мировой.

Затем в скорую залез дежурный милиционер с Печерского РОВД . Спросил не для Книги рекордов Гиннесса я кричал. Спросил как в Донецке. Услышав, что там люди уже ненавидят власть, спросил: "Так почему же ничего не делают?". Дал мне подписать им записанное объяснение проишествия с припиской типа "претензий на действия милиции нет". Посоветовался с коллегами из Верховной Рады привлекать к ответственности, сказал "Купи клей, заклей ботинки" и ушел.

А Радовские милиционеры попросили и им написать объяснение и в следующий раз подавать заявку на проведение акции. Иначе "ответишь по всей строгости закона". Потом человек из "православной" палатки, который вторую половину перформанса был рядом и поддерживал, пригласил к себе на чай. Там сердобольные женщины предложили пообедать, но мы ограничились чаем.

Вот что сразу изменилось после перформанса, так это отношение к этим людям. Показалось, что они искренне верят в добро, другое дело, что их используют совершенно противоположные "существа". При нас там сделали повязку на рану одной бездомной, и дали еды другим. Мы обсудили "махновскую" тактику сопротивления и на прощание человек сказал: "Хай гитлер! Ой, т.е. Христос воскрес!"

Апр 2011
Киев